Врачебная тайна и разрушенный брак

В маленьких больницах не существует понятия о медицинской тайне. Да, вы можете думать о том, что вашу болезнь никто не обсуждает и в вашу медицинскую карту заглядывают только лечащий врач да медсестры, когда сверяются с назначениями. Это не так. Маленькие больнички – все равно, что большой дом, где у соседей друг от друга нет тайн.

За все время существования больницы, о которой я хочу рассказать, в суд за несоблюдение медицинской тайны не подал никто. Все просто мирятся с положением вещей.

Был у нас один случай, я бы назвала его вопиющим, после которого распалась семья. Конечно, не из-за него одного, проблемы в семье до этого тоже были, но… Сыграл и он свою роль. Мне было тем более неприятно, что участника инцидента я знала лично.

Больничка у нас в селе одна, многие работают семьями. И те были семьей. Муж, фельдшер на «скорой», мой однокурсник, его жена – медсестра в поликлинике, сидела на приеме с педиатром. Мужу стало плохо, он вызвал «скорую», привезли его к нам с подозрением на острый холецистит и тут же взяли на операционный стол. Чтобы понятен был масштаб проблемы, я работала тогда в фельдшерском пункте в другой деревне. Слухами со мной поделились девчонки из аптеки, когда я приехала за лекарствами, потому что знали, что Виталик, этот фельдшер, – мой однокурсник. Видимо, решили, что я тоже посмеюсь с ними. Но мне было не смешно.

После наркоза человек некоторое время находится в состоянии измененного сознания и не совсем контролирует свою речь. Кто-то зовет маму, кто-то признается медсестрам в любви, кто-то поет песни. Мой однокурсник после наркоза обстоятельно рассказал всем, как он выбирал себе жену. «Я специально взял самую страшную, чтобы не изменяла. Красивые бабы все изменяют. Специально выбирал страшную», – рассказывал он сестричкам из реанимации, а они хихикали и спешили поделиться «хохмочкой» с коллегами.

В соседнее здание новости дошли быстро. Можно только представить себе, что чувствовала бедная жена Виталика, когда ей передали слова мужа. Как она ходила на работу, зная, что все хихикают за спиной. Наркоз наркозом, но осадок наверняка остался.

Где-то спустя год они окончательно разошлись. Ее муж все-таки уволился из больницы и теперь работает на месторождении фельдшером. Все подальше от «дружного коллектива», который не умеет хранить медицинскую тайну.

К слову, хоть я и работаю в больнице, лечусь я сама только в городе, где меня никто не знает. Знакомые часто спрашивают, стоит ли ездить за 70 км, если «тут все свои».

Но меня это-то и пугает…

Автор: d#############@yandex.ru

Источник ➝