«И в этом тоже есть какая-то большая народная мудрость»

Что там есть в классике жанра, «Мушкетеры двадцать лет спустя»? У нас были на прошлых выходных одноклассники, точнее встреча, и тоже двадцать лет спустя.

Попасть хотели вроде многие из бывшего 11 — «А», до финиша дошли единицы. Поначалу проведали с тортом и цветами классную, потом посидели в ресторане скромной толпой из 14 человек. Похохмили, выпили, посмотрели на фото детей и супругов друг у друга в смартфонах, еще раз выпили, позвонили и обматерили тех, кто собирался и не пришел. Потом выпили по новой, теперь уже многим стали звонить оставленные на хозяйстве домочадцы, обматерили и их, выпили за то, чтобы нас всегда понимали близкие люди. Самое интересное, конечно, началось под занавес…

— Люсь, — интимным шепотом, еле ворочая языком, мне в ухо протрубил Андрюха Логунов, — а давай возьмем Светика и Севку Резника, он же за ней сох в школе как тот алоэ, и поедем вчетвером в баню? — тут Андрюха игриво подмигнул мне правым глазом через свои очки диоптриями «минус семь».

— Андрон, — чуть четче, чем Логунов, но тоже заплетающимся языком ответила я, — на мне сегодня не парадные трусы. Я ж не готовилась к бане…

— Так а на хрена нам твои трусы? Мы ж париться без них будем! — от возмущения очень громко, услышали и недоуменно замолчали все, сидящие за столом, ответил Логунов.

Андрюха начал медленно вставать из-за стола, выкручивая свое грузное тело из кресла. Я схватила его за руку:

— Куда?

— К Светке. Спрошу, что у неё с трусами, — Андрюха наконец с третьей попытки встал прямо.

Путем хитрых переговоров со Светкой и Резником, которых Андрюха по очереди отводил к гардеробу, где что-то внушал и искренне убеждал, звонков Изольде Самойловне, постоянно больной еврейской маме Резника, с целью отпросить у нее сынулю, после массы прочих нетрезвых телодвижений консенсус все-таки был достигнут.

Не с первого раза, но мы попали в рукава своих пальто и вышли на свет божий, торжественно замерев на крыльце ресторана. Почему-то казалось, что происходит что-то важное и значительное, поэтому я повернулась к Андрюхе и авторитетно провозгласила:

— Логунов, запомни этот момент на всю жизнь!

Логунов в ответ торжественно икнул. Предстояло спуститься со ступенек, это дело казалось тоже нешуточным. Мы сцепились руками и дружной шеренгой, вчетвером, поддерживая себя и товарищей, на счет «раз» начали движение к бане. Сзади в дверях зарисовался Войтенко, зануда и известный школьный стукач, который молча пронаблюдал наш долгий мучительный спуск, а на последней ступеньке торжественно перекрестил компанию и облегченно выдохнул:

— С Богом!

Сауна «Сакура», хвала всевышнему, находилась рядом, через дорогу от ресторана, откуда с нашим уходом стали расползаться по домам и остальные ребята. Логунов оказался завсегдатаем и любителем парилки этой богадельни, его знала и администратор в кимоно и какими-то торчащими палками в волосах, и толстяк-охранник в одежде борца сумо.

Смутно помню, но каких-то расписных ширм, струящихся шелковых занавесок и дверей там было немерено. Зашли в одну их них и поняли, как же устали. Вместо дивана или на худой конец кресел в предбаннике были постелены циновки, на них валялись шелковые подушки. Прилегли, точнее дружно на выдохе упали на это великолепие. Минуту сосредоточенно молчали. Первым бедственность положения осознал тот же Логунов:

— Ну, а как вставать-то теперь будем?!

— Твои б мозги, да в мирных целях, — проворчала в ответ Светка.

Подняться действительно не мог никто. Но Светунчик сообщила, что есть такое движение, «покатушки», и показала нам, как его делать. Главным было докатиться до двери в парилку, а там мертво вцепиться в ручку и подняться. У Светки все получилось, за ней подтянулись и мы.

Дальше пошли какие-то обрывки воспоминаний: есть не хотелось, не лезло уже ничего, но мы зачем-то заказали ладью суши, роллы и литр сакэ. То есть, судя по последнему пункту, мы очень хорошо о себе думали. Трезво оценивали возможности.

Помню тощую фигуру ощипанного цыпленка Резника, висящие на бамбуке трусы Логунова, который, даже плавая в бассейне, не снимал очков. Сумоист оказался еще и массажистом, ненавязчиво предлагал нам свои услуги: подкрадывался сзади и без спросу начинал массировать шею. За что был громко послан известно куда.

Официанка, приносившая заказ, была явно какой-то колмычкой, но Логунов утверждал, что она — настоящая японская гейша, потому что у нее миниатюрная стопа и по-русски она говорит с акцентом.

— Ты японский акцент нашей офисной уборщицы таджички еще не слышал, — парировала Светка.

Светка, кстати, в отличии от всех нас имела принципы — она никогда, как оказалось, не снимает в сауне колготы. То есть сидит раздетая Светка за столом, курит, пьет саке и флиртует с испуганным от всего этого разврата Резником, но при этом непременно в колготах.

— Свет, ты и в парилку пойдешь в этом капроновом поясе девственности? — возмущался Логунов.

— Андрюха, у всех свои традиции: ты голый в бассейне, но при очках, я — на суше без очков, но в колготках.

Возразить было нечего.

Потом идет провал в памяти, откуда-то издалека доносящийся визг Логунова:

— Резник, позвони в такси и отправь этих дур по домам, раз они нам не дают! Вызовем нормальных девок…

Позже картина — мы втроем на пороге сауны блаженно стоим и вдыхаем, нет, глотаем свежий рассветный воздух. Резник скорбно бурчит себе под нос : «Что мне теперь говорить маме? Что говорить? Она меня убьет!». Я озираюсь и ищу четвертого из компании, Логунова.

— Свет, а где этот секс-маньяк?

— Он остался ночевать в сауне. Если приходит домой позже трех ночи, его жена не впускает, — очень четко говорит мне в ответ протрезвевшая Светка, сосредоточенно всматриваясь вдаль в ожидании такси.

К полудню, валяясь дома в полудреме, потому как сон алкоголика краток и тревожен, с больной головой и трясущимися руками, я поняла, что сакэ — это просто отрава, хорошо, что «день рожденья только раз в году». И со встречами одноклассников тоже частить не стоит. Перед тем, как попытаться уснуть, решила протянуть руку дружбы Резнику и набрала горемыку:

— Живой?

— Сева под домашним арестом на три дня! — вместо сына гневно ответила мне Изольда Самойловна.

«И в этом тоже есть какая-то большая народная мудрость», — проваливаясь в сон, успела подумать я.

Источник

http://zimmmes.com/2017/12/%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1...